Способы отработки месторождений

http://www.amcconsultants.com/

С появлением новых технологий изменяются способы отработки месторождений полезных ископаемых. Иногда, даже сравнительно малое изменение может иметь значительное влияние. Например, появление на рынке в середине 1990-х годов дистанционно управляемых ПДМ, позволило обеспечить доступ к узким подэтажным очистным забоям вдоль по простиранию рудного тела, вместо проходки выпускных ортов. Это не только съэкономило расходы на добычу, но и позволило вовлечь в добычу дополнительные объёмы товарной руды. Выполнение добычных операций дистанционным способом не было новшеством, а всего лишь эволюционным развитием использования погрузчиков Cavo в начале 1960-х годов.

Термин «добыча с использованием самоходного (безрельсового) оборудования» появился в середине 1950-х годов. Впервые, дизельные самосвалы использовались на канадском медном подземном руднике Норанда Гасп» (Noranda’s Gaspe) в 1959 году, где они вначале загружались через рудоспуски, а затем с использованием канатных экскаваторов с электрическим проводом и короткой стрелой. На первых специально спроектированных под использование для ПДМ рудниках, как, например, канадский рудник Лейк Дюфо (Lake Dufault) в 1964 году, использовались подземные мастерские для сборки машин из частей, спускаемых по стволу шахты. В настоящее время, на руднике Маунт Иза (Mt Isa Mines) в шт. Квинсленд, Австралия используются ПДМ Wagner St5 и ST1.5, фронтальные погрузчики Cat 922B, автопогрузчики Atlas T4G и различные модели погрузочных машин на рельсовом ходу Eimco. Однако, лишь небольшая толика рудников во всём мире экспериментально использует дизельную подземную горнодобычную технику, в то время как большинство до сих пор больше доверяет канатному скреперу с откаткой руды при использовании рельсового транспорта.

Первое разрешение на использование дизельной техники в подземном руднике в шт. Западная Австралия было выдано руднику Маунт Шарлот (Mt Charlotte) в 1964 году, однако, профсоюзная оппозиция затормозила введение его в действие. Тем не менее, Компания Инко (Inco) провела испытания ПДМ на канадском руднике Фруд (Frood) в 1966 году, и в последствии, к середине 1969 года, уже использовала 14 машин на канадском руднике Крейтон (Creighton). Возвращаясь к Австралии, механизация добычи началась в 1967 году на руднике Нью Брокен Хилл Консолидейтед (New Broken Hill Consolidated) с использования ПДМ ST5, которые через течки отгружали руду в вагонетки. В 1967 году, единственная ПДМ ST4A была установлена на руднике Памур Поркьюпайн (Pamour Porcupine) в Канаде, которая заменила 25 рабочих, ранее занятых на погрузке-откатке руды, что позволило достичь 12-месячного срока возврата капиталовложений. А в других местах результаты применения таких новшеств были более значительными, как, например, у компании Инко (Inco), которая отчиталась о 300%-ном росте производительности (с 75 до 225 тонн/мес)!

Что можно сказать о наследниках ПДМ? В начале 1980-х годов, в Канаде была запущена программа с использованием погрузочных машин с подгребающими лапами на пунктах выпуска руды совместно с полустационарными дробилками Eagle и гибкими конвейерами, загружаемыми через рудоспук. Эта программа не была успешной ввиду низкой фрагментации материала в забое и, что особенно важно, ввиду ограниченной мобильности. Если вдруг возникнет идея вновь попробовать использовать подобный метод, какие идеи по устройству оборудования мы сможем высказать, используя преимущества 30-летнего опыта технологического усовершенствования?

Большие перемены скрываются прямо за углом. Три основных производителя горного оборудования всерьёз занимаются вопросом бесперывной выемки твёрдых пород. Если будет найдено решение, то это вызовет революционные перемены в методах отработки месторождений, как открытым, так и подземным способом. Последним большим новшеством в отработке карьеров стало применение гидравлических экскаваторов и бульдозеров, размеры которых, как и размеры самосвалов, становятся всё больше и больше. Применение непрерывной выемки породы и использование гибких конвейеров позволит проводить хирургическую выемку коммерчески значимого материала таким же образом, как это сейчас происходит на месторождениях с аморфными породами и на угольных рудниках. Конечно, никто не отказывается от использования буровзрывных методов, однако, многие предположительно массивные рудные тела в реальности имеют пространственные размеры, не превышающие несколько метров. Если удастся наполовину сократить объём забалансового материала, попадающего в поток богатой руды, мы сможем значительно снизить затраты на переработку и вдвое сократим размеры хвостохранилищ. Это как раз то, что нужно.

Комментирование закрыто.