Контроль ради жизни

К 2030 году смертельный травматизм на российских угольных шахтах планируется снизить до 0,05 человека на миллион тонн угля: по данным на 2013 год этот показатель составил 1,7.

Уменьшению риска возникновения аварий должны способствовать жесткие требования к безопасности ведения горных работ при добыче угля и новые правила организации и контроля систем безопасности на предприятиях. Что чаще всего становится причиной чрезвычайных ситуаций в шахтах России? И какие изменения произошли в этой сфере за последние годы? На вопросы журнала «Глобус» отвечает заместитель начальника Управления по надзору в угольной промышленности РФ Сергей Викторович Мясников.

– Сергей Викторович, что чаще всего становится причиной возникновения аварийных ситуаций на российских шахтах и в подземных рудниках?

– Аварии, которые могут происходить в шахтах и подземных рудниках, распределяются по следующим видам: взрыв, вспышка, горение газа и угольной пыли, внезапный выброс угля, породы и газа, горный удар, пожар, затопления горных выработок, прорыв воды, глины, разрушение сооружений и технических устройств. Наибольший ущерб приносят взрывы и пожары. За десятилетний период четверть аварий была связана со вспышками, взрывами метана и угольной пыли. Пожары являются причиной 30 % аварий. Один и более раз в год Ростехнадзор фиксирует случаи, связанные с обрушениями горных пород, они тоже входят в число основных причин аварийных ситуаций. Обрушения также провоцируют большое количество травм.

При ведении горных работ требуется неукоснительно придерживаться проектов, регламентов технологических процессов, контролировать состояние горного массива, рудничной атмосферы, обеспечивать функционирование систем защиты. Даже незначительное отклонение или сбой могут привести к обрушениям, затоплению, загазированию, пожару, взрыву. Вероятность возникновения этих событий очень высока. Поэтому при планировании горных работ и оперативном управлении производством от руководства эксплуатирующих организаций, шахт, рудников требуется принятие взвешенных управленческих решений, в основе которых заложена безопасность ведения горных работ.

Анализ результатов расследований аварий в шахтах и рудниках показал, что причинами аварий становятся нарушения требований безопасности ведения горных работ и ошибочные действия, предпринимаемые непосредственными исполнителями и руководителями работ. Наиболее тяжелые последствия возникают тогда, когда действия персонала и бездействие специалистов, обеспечивающих производственный контроль, приводят к грубым нарушениям пылегазового режима, снижению эффективности проветривания, отключению защит, нарушению взрывозащищенной оболочки электропусковой аппаратуры.

– Насколько успешно решаются вопросы устранения и минимизации этих и других опасных факторов? Что, на ваш взгляд, мешает их более эффективному решению?

– С учетом имеющихся рисков возникновения аварий, которые, как показывает опыт, могут привести к существенным материальным потерям и многочисленным жертвам, угольная и горнорудная промышленности являются наиболее сложными в обеспечении безопасности областями. Требования, позволяющие поддероживать приемлемый уровень промышленной безопасности, веками формулировались в виде правил, инструкций, руководство которыми компенсировало технологическое воздействие на массив горных пород. Только при соблюдении всех необходимых условий представляется возможной добыча полезного ископаемого без риска для человека и горно-технического комплекса. Это мировая практика. Все известные технологии добычи прежде всего направлены на выполнение обязательных требований и соблюдение допустимых показателей, при которых добыча может считаться безопасной. Контроль выполнения этих требований и показателей осуществляется как должностными лицами, осуществляющими государственный контроль, так и специалистами производственного контроля эксплуатирующих организаций.

Обеспечение необходимого уровня промышленной безопасности и противоаварийной готовности шахт, с одной стороны, определяется установленными законодательством РФ требованиями. С другой – во многом зависит от приверженности собственника к безаварийному и безопасному для личности и общества производству. От его (собственника) технической политики, решений, направленных на реконструкцию, техническое перевооружение производства, зависит уровень аэрологической, геодинамической безопасности, состояние безопасности на транспорте, интеграция в производство систем и средств контроля. И напротив, стремление хозяйствующего субъекта увеличивать нагрузки на очистные забои без должного технологического и аэрологического аудита создает предпосылки для необоснованных корректировок технологических и проектных решений, режимов эксплуатации опасного производственного объекта и условия для возникновения аварийных ситуаций.

Многолетняя практика надзорной деятельности такова, что нововведения, касающиеся обеспечения приемлемого уровня безопасности, буквально внедрялись в разное время органами государственного горного надзора в организациях угольной промышленности. Как пример можно привести уже привычные для шахтеров обязательные требования по региональной и локальной подготовке выбросо- и удароопасных пластов, к обеспечению аэрогазовой защиты и контроля, требования к степени горючести материалов и противопожарной безопасности, требование по обнаружению персонала и оповещению об аварии и т. д. Все указанные нововведения в свое время в разы сократили аварии, связанные с внезапными выбросами и горными ударами, пожарами, взрывами, они позволили позиционировать и идентифицировать работающий в шахте персонал. И у нас абсолютно нет оснований для питания иллюзий в отношении внедрения на шахтах подобных нововведений самостоятельно, без соответствующих требований законодательных, нормативных актов и органа, осуществляющего контроль за выполнением этих требований.

После аварий, произошедших в период с 2007 по 2010 год на шахтах в Кузбассе и Печорском угольном бассейне, в целях повышения уровня эффективности государственного регулирования в области промышленной безопасности принят ряд принципиальных законодательных актов. Прежде всего это указ президента № 780 от 23.10.2014, согласно которому на Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору были возложены функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере технологического и атомного надзора. Были приняты поправки в закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» и соответствующее постановление Правительства РФ «О допустимых нормах содержания взрывоопасных газов (метана) в шахте, угольных пластах и выработанном пространстве, при превышении которых дегазация является обязательной», установившие обязательные требования по проведению мероприятий по дегазации.

Благодаря введению этих требований на опасных по газу метану шахтах газоуправление постепенно стали переводить с несовершенного, но достаточно простого, изолированного отвода метана на более эффективную дегазацию угольных пластов и выработанных пространств. Уже в 2013 году 78 % шахт, отнесенных к III категории, сверхкатегорных и опасных по внезапным выбросам, применяли дегазацию. Если в 2008 году из 100 % коптируемого метана извлекалось посредством изолированного отвода метана 90 % и лишь 10 % посредством дегазации, то в 2013 году соотношение изменилось: 20 % против 80 % в пользу дегазации.

В целях повышения промышленной безопасности на угледобывающих предприятиях выполняется комплекс мероприятий, предусмотренный «Программой по обеспечению дальнейшего улучшения условий труда, повышения безопасности ведения горных работ, снижения аварийности и травматизма в угольной прмышленности, поддержания боеготовности военизированных горноспасательных, аварийно-спасательных частей», включающей разработку и внедрение нормативных актов по безопасному ведению горных работ. За период с 2011 года по н. в. введено в действие более 30 нормативных правовых актов, в т. ч. новые Правила безопасности в угольных шахтах.

Вновь вводимые требования не только способствуют созданию безопасных условий ведения горных работ, но и развитию производства, обеспечивающего разработку и изготовление современных технологий и технических средств для обеспечения промышленной безопасности на угледобывающих предприятиях.

Сегодня практически нет препятствий для решения проблемы в сфере безопасности ведения горных работ технически. И в организационном плане все достаточно неплохо. Шахтерские коллективы самодостаточны и организованны, в плане управления это жесткая вертикаль. Все работники многократно инструктируются, знакомятся с паспортами, регламентами на ведение работ и мероприятиями по безопасности и охране труда, правилами поведения, в т. ч. в аварийных ситуациях. Работы в шахте выполняются по письменному наряду, согласованному и утвержденному, выдаваемому под подпись исполнителю этих работ. Технологическое оборудование обновляется и модернизируется. Но все равно остается место человеческому фактору. Кто-то считает, что порядок допуска к работам слишком зарегламентирован, кто-то – что требования по безопасности неоправданно завышены. Одновременно инженерно-технические работники шахт, включая специалистов и руководителей, обеспечивающих функционирование основного производства – добычу полезного ископаемого и проходку горных выработок, не считают себя ответственными за осуществление производственного контроля и не интегрируются в систему управления промышленной безопасностью. С сожалением констатирую, что имеются факты, когда руководители производств, участков или их заместители, приходя на рабочие места в горных выработках шахты и зная о недопустимых нарушениях, не обеспечивая их устранение, своими действиями или бездействием способствовали продолжению работ по добыче или проходке, создавая тем самым аварийную ситуацию.

Специалистам нашего управления приходится выступать перед различными аудиториями, в т. ч. перед молодыми горными инженерами. При обсуждении результатов расследования аварий (а надо заметить, что в горняцком сообществе это такая же главная тема, как уровень добычи с одного очистного забоя) можно услышать утверждения, что, не нарушая требования, не добудешь угля или руды. Откуда у людей такие убеждения, кто их научил? Наверное, это оттого, что горные работы в кабинетах планируются без должной проработки вопросов безопасности, и когда такие планы доходят до конкретного начальника участка, горного мастера, им приходится выбирать между необходимостью соблюдения требований и выполнением задания. Конечно, так думают и поступают не все. В большинстве случаев принимаются вполне адекватные решения, и чаще в начале устраняются причины, которые могут привести к аварийной ситуаций, и только потом возобновляются горные работы. Но риск нарушения такого алгоритма всегда есть, и, к сожалению, аварии происходят, люди травмируются из-за кем-то принятых или своих неверных решений.

В целях минимизации таких рисков для таких объектов, как шахта, рудник, новой редакцией ФЗ-116 «О промышленной безопасности» предусмотрено требование о функционировании системы управления промышленной безопасностью. Эта система должна действовать таким образом, чтобы все управленческие, проектные, инженерные решения в отношении опасного производственного объекта, принимаемые на всех уровнях управления горнодобывающей компании и подчиненных ей структур, не вступали в конфликт с требованиями промышленной безопасности и были прежде всего направлены на обеспечение безопасности ведения горных работ, чтобы у руководителей, специалистов и рабочих приоритетом была безопасность и им не приходилось выбирать.

Угольные шахты принято считать самыми опасными из всех объектов ведения горных работ. Какие требования предъявляет Ростехнадзор к таким объектам?

– О некоторых требованиях, предъявляемых к таким опасным производственным объектам, я уже рассказал. Основные требования по безопасной эксплуатации угольных шахт устанавливаются федеральными нормами и правилами в области промышленной безопасности «Правила безопасности в угольных шахтах» и другими нормативными правовыми актами по обеспечению промышленной безопасности и безопасности ведения горных работ. Эти правила обязательны для всех руководителей и специалистов организаций, осуществляющих проектирование, строительство, эксплуатацию шахт и рудников, конструирование, изготовление, монтаж и эксплуатацию технических устройств.

Добыча угля подземным способом не опасный, но, безусловно, один из наиболее сложных в части обеспечения промышленной безопасности видов деятельности по добыче полезных ископаемых. Все технологические процессы и действия персонала регламентированы и подлежат контролю. Прежде всего подлежат контролю противоаварийная защита и среда, в которой трудятся горняки: рудничная атмосфера, массив горных пород. Ситстемы и средства, определяющие состояние среды, технологических процессов и противоаварийной защиты, должны быть объединены в многофункциональную систему безопасности. Шахта должна иметь не менее двух оборудованных для передвижения людей выходов. Дублирование или резервирование должно быть при обеспечении шахты воздухом (обязательное наличие второго, резервного вентилятора), электричеством и водой, подача которых должна осуществляться от двух источников. Все шахты должны быть готовы к ликвидации возможной аварии как своими силами, так и с помощью военизированных горноспасательных формирований. Мероприятия по спасению людей и ликвидации аварии – план ликвидации аварии разрабатывается всякий раз, когда на шахте происходят изменения, но не реже одного раза в полгода.

Отличительная черта горняков не в том, что они такие смелые и работают в самых опасных условиях, а в том, что они знают как и умеют прогнозировать и предотвращать эти опасности. Отсюда еще одно основное требование – это наличие у персонала шахты соответствующей квалификации и специальности.

– Какие системы оповещения в шахтах присутствуют в России, на основании каких факторов устанавливается та или иная система оповещения, какие требования существуют к применению систем оповещения и контроля?

– Введение в действие в 2003 году требования правил безопасности по оборудованию шахт системами наблюдения, оповещения об авариях людей независимо от места, где они находятся, и средствами поиска застигнутых аварией людей дало толчок к развитию целого направления в отрасли, производящей автоматизированные системы управления, связи и аэрогазового контроля. Производство этих систем осуществляется в Российской Федерации: в Екатеринбурге, Новосибирске, Красноярске, а за рубежом в Канаде, Австралии, Великобритании. Основное требование, как и к любому электрооборудованию, – это искро- и взрывобезопасность. Современные ситемы позволяют не только визуализировать на мониторе компьютера месторасположение персонала в горных выработках шахты, но и передавать работнику, находящемуся под землей, сообщения, обеспечивать новигацию, устанавливать наличие, концентрацию газов в рудничной атмосфере, автоматически передавать эту информацию на персональные устройства, включая сотовые телефоны, специалистов и менеджеров угледобывающих компаний, обеспечивать подземную радиосвязь, отключать оборудование, если в зону его действия с угрозой жизни и здоровью осуществляется несанкционированное проникновение, и т. д.

– Почему не всегда используется способ оповещения об аварии с поверхности земли? Ведь подземные коммуникации во время аварии разрушаются?

– На шахтах и рудниках используется как проводная, так и беспроводная связь, обеспечиваемая системой позиционирования, о которой говорилось в ответе на предыдущий вопрос. Информация о всех событиях, которые происходят в подземных горных выработках, поступает в диспетчерскую. Это могут быть сообщения работников шахты по телефонам и изменения показаний приборов контроля. Есть ряд признаков, по которым событие может быть идентифицировано как авария. Эти признаки работники подземных участков и служб обязаны знать и при их обнаружении действовать согласно предписываемым планом ликвидации аварии мероприятиям. Одним из таких мероприятий является оповещение, которое возможно как по проводным, так и беспроводным средствам связи. Во время аварии ответственным руководителем ликвидации аварии – диспетчером шахты по громкоговорящей связи транслируется сообщение о необходимости покинуть рабочее место и следовать в направлении запасного выхода, определенного планом ликвидации аварии. Также подается звуковой сигнал тревоги. Одновременно оператором с помощью системы позиционирования всем абонентам этой системы также рассылается команда на выход из шахты. Команды могут доводиться посредством звуковых сигналов, световых импульсов или речевых сообщений. Таким образом, практически исключены случаи отсутствия у шахтеров информации о необходимости эвакуации. Следует отметить, что все системы оповещения, используемые в шахте, достаточно устойчивы к внешним воздействиям.

– Как можно оценить уровень безопасности работы на российских рудниках и шахтах? Какую оценку по пятибалльной шкале вы могли бы поставить?

– Четверть выявляемых Ростехнадзором нарушений на угольных шахтах связана с риском возникновения взрыва пылегазовоздушной смеси и разрушения горных выработок. Показателем эффективности контрольно-надзорной деятельности Ростехнадзора является снижение риска возникновения таких аварий. Ростехнадзором в случаях угрозы жизни и здоровью работников вследствие создания ситуаций, которые могут привести к аварии, принимаются меры по административному приостановлению деятельности шахт. В 2013 году такие меры принимались 666 раз, что на 15 % чаще, чем в 2012 году, и в четыре раза чаще, чем в 2008 году. При этом количество выявленных нарушений сократилось с 104 042 в 2008 году до 57 937 в 2013 году. Такую тенденцию, принимая во внимание растущие годовые объемы добычи угля, можно охарактеризовать как положительную.

Позитивным моментом является также то, что мы практически не фиксируем аварии, классифицируемые как экзогенные пожары и газодинамические явления, т. е. внезапные выбросы, горные удары. Для справки: на Украине за 12 лет зарегистрировано более тысячи внезапных выбросов, в КНР ежегодно регистрируют до трех тысяч внезапных выбросов. Связано это прежде всего с действующими в настоящее время требованиями к горючести материалов для применения в угольной шахте и с необходимостью региональной и локальной подготовки выбросоопасных и удароопасных пластов.

В России в последние три года активно ведется работа по совершенствованию нормативной базы в области безопасности ведения горных работ. Эта работа практически не осуществлялась с 2003 по 2010 год. Новые требования направлены на повышение уровня безопасности ведения горных работ, в том числе повышение уровня автоматизации технологических процессов, эффективности спасения людей при авариях, предотвращение условий возникновения опасностей аэрологического, геодинамического, сейсмического характера и т. д. К этому процессу активно подключились руководители и специалисты угледобывающих компаний, научных организаций, Минэнерго, МЧС. Мы получили широкую поддержку Общественного совета Ростехнадзора, Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности, Общероссийского отраслевого объединения работодателей угольной промышленности. При разработке этих требований авторы руководствовались поручениями Правительства РФ по вопросам ликвидации последствий аварии на шахте «Распадская», были учтены выводы, сделанные комиссиями Рстехнадзора по техническому расследованию причин аварий в шахтах, и результаты работы отдельных угледобывающих компаний по внедрению современных технологий управления промышленной безопасностью. Требования вступают в силу, и все заинтересованные участники процесса способствуют этому. Конечно, мы ожидаем улучшения состояния промышленной безопасности. Вот эту ситуацию также можно оценить положительно.

– Если сравнивать с другими странами, то как выглядит Россия в плане безопасности ведения горных работ? Чем объясняется сложившаяся ситуация?

– Многолетнюю динамику состояния промышленной безопасности на угольных шахтах ЕС, США, Австралии можно охарактеризовать как положительную. Опыт обеспечения технологической безопасности в угольной промышленности в этих странах, как и у нас, базируется на результатах расследования крупных аварий, которые происходили на пике индустриального и в начале постиндустриального периода.

Статистика происходящих аварий в угледобывающих странах в XXI веке следующая.

В США в 2001 году погибли 13 горняков в Алабаме, в 2006-м – 12 в Западной Вирджинии. 05.04.2010 на шахте компании Massey Energy в штате Западная Вирджиния произошла авария, где погибли 29 человек. При этом в СМИ была опубликована информация о имеющих место нарушениях промышленной безопасности (около 800 в год), зафиксированных надзорными органами. Некоторые замечания были связаны с плохой вентиляцией и неудовлетворительной работой систем газоуправления.

19.11.2010 на шахте в Новой Зеландии погибли 29 человек. На шахте произошло три взрыва метана с периодичностью четыре и два дня. Спасательной операцией руководил шериф, подземные спасательные работы не осуществлялись по причине отсутствия профессионалов-горноспасателей, ограничились попытками использовать для определения состояния рудничной атмосферы и спасения шахтеров роботов. Ничего не получилось.

В 2009 году на угольной шахте «Вуек» в Польше в результате взрыва метана погибли 20 горняков, 35 получили ранения.

13.05.2014 в Сома, в Турции, произошла авария в результате которой погиб 201 человек. Причиной было короткое замыкание, которое привело вначале к пожару, а затем к взрыву. За период с 2003 по 2013 год на угольных шахтах Турции в результате взрывов метана и пожаров погибли 113 человек.

11.03.2000 на шахте имени Баракова, Луганская область, Украина, произошел взрыв пылеметановоздушной смеси, погибли 80 шахтеров, семеро были госпитализированы с ожогами различной степени тяжести.

18.11.2007 на шахте имени Засядько, Донецкая область, Украина, произошел взрыв метановоздушной смеси, в это время в шахте находились 457 шахтеров. Из них 101 человек погиб.

Ввиду существующих различий условий разработки месторождений полезных ископаемых в разных странах (например, глубина разработки и газообильность месторождений полезных ископаемых, количество задействованных в технологических процессах работников и другое) невозможно дать объективную сравнительную оценку уровня безопасности ведения горных работ. Например, в США добывают уголь с глубины не более 150 м, а 95 % угледобычи в США сосредоточено в Аппалачском бассейне с глубиной залегания пластов около 60 м. Глубина залегания угольных пластов в Печорском бассейне и Восточном Донбассе – около 1 000 м, в Кузнецком приближается к 600 м.

Для оценки состояния промышленной безопасности в угольной промышленности России, Китая, США и Украины можно сравнить уровень смертельного травматизма.

В Ките в 2005 году погибли около шести тысяч человек, смертельный травматизм, отнесенный к объему добычи, – 2,7 чел/млн т. В США в 2005 году погибли 22 человека, смертельный травматизм составил 0,021 чел/млн т. В России в 2005 году погибли 107 человек, смертельный травматизм составил 0,36 чел/млн т. У наших ближайших соседей на Украине в 2005 году погибли 157 человек, смертельный травматизм составил 2,0 чел/млн т.

Показатели удельного смертельного травматизма, зафиксированные в России, в 2011 году – 0,13 чел/млн т, в 2012 году – 0,10 чел/млн т, в 2013 году – 0,17 чел/млн т. Долгосрочная программа развития угольной промышленности до 2030 года ставит своей задачей снижение в РФ показателя удельного смертельного травматизма к 2020 году до 0,1; к 2030 году – до 0,05.

В большинстве стран проведена реструктуризация угольной промышленности. В некоторых из них количество шахт сокращено в десятки раз, где-то угольная промышленность перестала существовать – во Франции, например. Пропорционально сокращению количества угольных шахт вырос уровень промышленной безопасности. Так произошло в Великобритании, Германии. Надо отметить, что в Германии и Великобритании всегда с большим уважением относились к своей угольной промышленности, которая была флагманом индустриализации этих стран. В Германии продолжительное время каждый гражданин платил в казну специальный налог – «угольный пфенинг». Эти средства, в том числе, шли на безопасность, что положительно отражалось на ее состоянии. И в наши дни в Германии на закрытых шахтах в целях добычи метана продолжают эксплуатировать дегазационные системы, возможно построенные на эти отчисления.

Несмотря на принимаемые правительствами меры, аварии на угольных шахтах происходят. Поэтому во всех ведущих угледобывающих странах мира требования к безопасности практически не отличаются, а надзор за исполнением их осуществляется органами государственного горного надзора.

– Как современное российское законодательство регламентирует порядок контроля безопасности на подземных объектах? Есть ли необходимость что-то менять в данной законодательной сфере?

– Ростехнадзор при проведении проверок руководствуется Федеральным законом от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее – закон).

Согласно статье 9 закона плановые проверки юридических лиц федеральными органами исполнительной власти проводятся не чаще одного раза в три года на основании ежегодных планов проверок, утвержденных руководителем государственного органа. Продолжительность проверки составляет не более двадцати рабочих дней.

Ростехнадзор в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» на опасных производственных объектах I и II классов опасности, в том числе на угольных шахтах и угольных разрезах с объемом разработки горной массы ≥ 1 млн м3/год, плановые проверки проводит не чаще одного раза в год. Продолжительность этих проверок может составлять тридцать рабочих дней. Законодательством предусмотрена возможность проведения внеплановых проверок в случаях, когда на опасном производственном объекте есть нарушения, создающие угрозу жизни и здоровью людей, окружающей среде, имуществу. Предварительное уведомление юридического лица о проведении такой проверки, согласно законодательству, не допускается.

Также на опасных производственных объектах I класса опасности установлен режим постоянного государственного надзора. Этот режим подразумевает возможность беспрепятственного осуществления надзорных мероприятий на поднадзорном объекте инспекторами, уполномоченными на эти мероприятия приказом руководителя территориального органа Ростехнадзора.

Такой порядок принят относительно недавно, и необходимость что-то принципиально менять в данной сфере отсутствует.

Кроме того, при реализации на всех действующих шахтах требования правил безопасности в части оборудования комплексом систем и средств, обеспечивающим организацию и осуществление безопасности ведения горных работ, контроль и управление технологическими и производственными процессами в нормальных и аварийных условиях и передачу в территориальные органы Ростехнадзора и МЧС РФ сведений о превышении допустимой концентрации метана, появляется возможность осуществления контроля за критическими параметрами горнотехнического комплекса дистанционно.

– Какие санкции предусмотрены в нашей стране за нарушение норм безопасности на подземных объектах?

– Наказания за такие нарушения в Российской Федерации предусмотрены Кодексом об административных правонарушениях и Уголовным кодексом. Так, статьей 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности предусмотрено наложение административного штрафа на граждан в размере от двух до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от двадцати до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года; на юридических лиц – от двухсот до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. Грубое нарушение требований промышленной безопасности влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; на юридических лиц – от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. Под грубым нарушением требований промышленной безопасности понимается нарушение, приведшее к возникновению непосредственной угрозы жизни или здоровью людей. под должностным лицом в организациях понимается лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, а также лицо, выполняющее в организации организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции. В управляющей организации под должностным лицом понимается лицо, к должностным обязанностям которого относятся вопросы технической политики и промышленной безопасности.

Аналогичные административные наказания предусмотрены за нарушение требований к использованию и учету на опасных производственных объектах взрывчатых материалов.

В отношении экспертов, выдавших заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности, Кодексом об административных правонарушениях предусматривается наложение административного штрафа от двадцати до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификация на срок от шести месяцев до двух лет, а на экспертную организацию возможно наложение административного штрафа от трехсот до пятисот тысяч рублей.

Статьей 217 Уголовного кодекса Российской Федерации нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы либо ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права заниматься деятельностью в области промышленной безопасности на срок до трех лет или без такового.

То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается принудительными работами либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права заниматься соответствующей деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Деяние, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права заниматься соответствующей деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Подобные наказания Уголовным кодексом предусмотрены также за нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых материалов, которые используются на объектах угольной и горнорудной промышленности, за нарушение требований пожарной безопасности при ведении подземных горных работ, за заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности, за нарушение требований обеспечения антитеррористической защищенности объектов.

Комментирование закрыто.