История и перспективы развития золотодобывающей отрасли Магаданской области

Важные геологические открытия С. В. Обручева, Ю. А. Билибина и В. А. Цареградского и др. во второй половине 20-х г. ХХ в., которые свидетельствовали о наличии в недрах Магаданской области уникальных промышленных запасов золота, определили ее специализацию как золотодобывающего региона и обусловили начало промышленного освоения. Первый прииск в Магаданской области был создан в 1928 г. [10], однако за точку отсчета масштабной промышленной добычи золота и «возраста» отрасли в регионе следует считать 1931 г. (действуют несколько приисков, начались ведение государственного баланса и деятельность треста «Дальстрой»), который к 2010 г. составляет 79 лет, накопленная добыча золота – 3 тыс. т, в том числе россыпного 2,7 тыс. т, рудного – 0,3.

В период с 1937 по 1945 г. добывалось более 50 т золота в год (максимум годовой добычи достигнут в 1940 г. – 79,2 т), с 1946 по 2002 г. (за исключением нескольких лет) добыча велась на уровне 30-50 т, с 2003 г. началось устойчивое снижение объемов добычи до 15 т в последние три года (рис.1), хотя в 2009 году наметилась тенденция к подъему добычи (+7%).

В первые годы золотодобычи все прииски разрабатывали уникальные и богатые россыпи: среднее содержание золота в россыпях в 1928 г. составляло от 87,7 до 124,5 г/м3, в 1929 г. – от 30,6 до 130,1 г/м3 [3]. После пика значения в 36 г/м3, достигнутого в 1933 г., главная качественная характеристика россыпных объектов начинает резкое волнообразное снижение, составляя с 1997 г. менее 1 г/м3 (рис.2)

На начальном этапе отрабатывались россыпи неглубокого залегания (глубина залегания продуктивных пластов от 0 до 3–4 м, золото в них преимущественно крупное, с самородками [9. С. 3], поэтому они осваивались при минимальном техническом оснащении горных работ, за счет использования ручного труда, открытым способом, производительность труда была невысока – менее 900 г на одного занятого в отрасли. Пока в период молодости отрасли качество россыпных месторождений оставалось высоким, рудная добыча, как более трудоемкая и затратная, занимала ничтожную долю. В этот период, стремительно нарастив добычу, Магаданская область обеспечивала от 25 до 50% добываемого золота в стране [4. С. 47].

В результате ухудшения характеристик ресурсной базы началась вторичная переработка россыпей, распространение более сложных и затратных способов добычи – подземного, дражного, гидравлического – и подготовка к масштабному освоению рудных месторождений. Благодаря интенсивному совершенствованию техники и технологии добычи выработка на одного занятого в отрасли выросла в этот период относительно предыдущего в 3 раза, составив 2,7 кг.

С 1984 г. Магаданская область уступила лидерство в добыче золота Республике Саха (Якутии), переместившись на 2-е место в рейтинге золотодобывающих регионов России. Ухудшение параметров месторождений золота, отсутствие технических и финансовых возможностей у недропользователей для их эффективной отработки совпало по времени с падением мировой цены на золото и переходом российской экономики на рыночные отношения, что в совокупности приводит к уменьшению добычи золота в регионе, начиная с 1994 г. ниже 30 тонн. Истощение ресурсной базы россыпного золота в результате эксплуатации более 60 лет обусловило переход к масштабной рудной добыче в Магаданской области в середине 90-х годов. Именно в этот период отрабатывается крупное месторождение Кубака, но уже вахтовым способом, без расходов на строительство капитальных поселков и создание в них развитой социальной инфраструктуры. Позже, по такой же схеме будет осваиваться и другое рудное месторождение – Джульетта, а также месторождения серебра –Лунное, Арылах. Благодаря освоению Кубаки Магаданская область в период 1997-2002 г. вновь становится лидером среди золотодобывающих регионов России, но после его отработки добыча стала стремительно снижаться, что привело к ее выбыванию из пятерки лидеров начиная с 2008 г.

Процесс дробления крупных и образования новых золотодобывающих предприятий, главным образом осваивающих россыпи, начался с переходом к рыночной экономике, в 1992 г. (рис. 3), их максимум – 169 – был достигнут в 2000 г. Конечно, появление возможности приватизации государственных предприятий отрасли во всех золотодобывающих регионах страны способствовало образованию большого числа недропользователей – по состоянию на 1993 г., на одно из 700 предприятий в РФ приходилось 190–200 кг золота, из них, добывающих свыше 2 т, было не более 10 [8. С. 221], наряду с этим объективной причиной большого количества мелких недропользователей в Магаданской области является истощенность ресурсной базы золота стареющей отрасли, представленной мелкими россыпями – благодатными объектами для предприятий малого бизнеса.

Именно поэтому в Магаданской области было образовано наибольшее число золотодобывающих предприятий, так как из 566 (на 1999 г.) в 26 золотодобывающих регионах [8. С. 225] магаданскими были 150 (26%). Исключением на этом фоне является ОАО «Сусуманзолото», созданное на базе Сусуманского и Берелехского ГОКов, обеспечивающее более 1/3 россыпной добычи региона и часть рудной.

Истощение ресурсной базы золота, а также снижение объемов геологоразведочных работ привели к тому, что, несмотря на значительное уменьшение объемов добычи, прирост запасов промышленных категорий, начиная с 1994 г. не компенсирует их отбор, а с 1996 г. лишь на 34-60% [1].

Объективный процесс исчерпания невозобновляемых природных активов неизбежно ведет к необходимости смены траектории предшествующего развития, особенно если регион является монопрофильным, как Магаданская область. Поэтому неизбежны уменьшение доли золотодобывающей отрасли в объеме промышленного производства региона и поиск новых направлений регионального развития, таких как добыча биоресурсов, или диверсификация горнодобывающей отрасли с ориентировкой ее на цветные металлы и пр. Для поддержания же золотодобычи в регионе, в период развития новых отраслей и сфер деятельности, необходим комплекс технико-технологических, институциональных и организационных инновационных мер, основными из которых являются перечисленные ниже.

Технологические инновации, направленные на освоение новых типов месторождений, например, большеобъемных, примером является Наталкинское месторождение. Добыча золота подземным способом на Наталкинском золоторудном месторождении велась с 1945 по 2003 г. Однако продолжение эксплуатации месторождения подземным способом после 60-летней отработки стало убыточно в связи с невысокими концентрациями золота в руде. Переоценка месторождения как большеобъемного и новая модель его развития, требующая принципиально новой технологической схемы отработки, возникли на этапе старости отрасли. Запасы месторождения после доразведки его глубоких горизонтов и флангов были переоценены для условий открытой разработки с ее массовой выемкой в карьерах глубиной до 500 м. В результате такой переоценки запасы Наталкинского месторождения теперь составляют 1836 т золота, месторождение считается самым крупным в России, относится к типу большеобъемных месторождений, имеющих большие запасы при низких содержаниях золота (менее 2 г/т).

Условие эффективности освоения таких месторождений – изменение технологии добычи – отказ от выборочной отработки обогащенных участков и переход на полную их отработку, что является технологической инновацией для данного месторождения. Отработка технологических и технических инноваций на Наталкинском месторождении разрешит вовлечь в отработку и другие большеобъемные месторождения, которых на территории Магаданской области, как считают специалисты, несколько, а их запасы составляют от 100 до 300 т золота (например, Дегдекан – запасы около 200 т), Павлик (ресурсы 90–100 т).

К инновациям следует отнести технологии, способствующие вводу в разработку ранее не осваиваемых типов россыпей, например, элювиально-склоновых или погребенных, из-за истощения запасов традиционных типов россыпей – аллювиально-пластовых. Применение этого вида инноваций позволит сохранить занятых на россыпной золотодобыче. Кроме того, необходимо начать отработку мелких, но богатых золото-кварцевых жильных месторождений Холодный, Челбанья, Новая, Олбот, Евгар и др. (с запасами около 1 т в среднем и с содержанием золота в руде 15–25 г/т), что позволит с минимальными потерями переориентировать мелких недропользователей на новые объекты добычи.

Инновации, повышающие полноту извлечения золота. Современные оценки уровня технологических потерь на типичных по крупности металла россыпях Центральной Колымы, отработанных в Магаданской области за 70-летний период, определены большинством исследователей в 20–30%, а для россыпей с преобладанием мелкого золота – в 50% и более. В результате с учетом накопленной добычи за время освоения месторождений Магаданской области, запасы золота в техногенных россыпях составляют свыше 50 т [6], со средним содержанием 0,1–0,3 г/м3 . Изучение подобных месторождений показало, что техногенные россыпи, особенно возникшие в 40–50-х гг. прошлого столетия, вполне рентабельны для повторной переработки. Потери, особенно в первый период золотодобычи происходили вследствие примитивной техники и технологии добычи, не способных улавливать мелкие и тонкие фракции золота. Средняя крупность техногенного золота обусловлена относительно высоким содержанием весьма мелких фракций (0,25–0,5 мм) гравитационно улавливаемого металла, составляющего основную долю технологических потерь [7. С. 31]. Из этого можно сделать вывод, что разработка и опытная апробация различных вариантов инновационных технологий для отработки месторождений с мелким и «тонким» золотом (а также для обогащения), является в настоящее время актуальной обсуждаемой инновацией для поддержания золотодобывающей отрасли Магаданской области.

К технологическим инновациям, направленным на полноту извлечения золота, следует отнести и технологии добычи золота из сульфидных материалов. Над технологией извлечения золота из сульфидов в последнее время активно работают специалисты ВНИИ-1 (Лавров Н.П., Милентьев В.В. и др.). Исследованиями этих специалистов установлено, что в песках золотосодержащих месторождений Магаданской области сульфидные минералы составляют от 0,18 до 0,02% общего объема, а содержание золота в них колеблется от нескольких граммов до сотен граммов на тонну сульфидов. Выполненные экспериментальные расчеты [5] предлагаемых технологий извлечения золота из сульфидов показали эффективность их применения как на первичных золотоносных россыпных месторождениях, не рентабельных без извлечения золота из сульфидов, так и при вторичной переработке техногенных отложений, поскольку до сих пор сульфидные минералы идут в отвалы отрабатываемых россыпей. Полученные результаты являются основанием для дальнейших исследований в данном направлении в целях переоценки и ранее нерентабельных первичных россыпей, и техногенных россыпей, содержащих сульфиды. Кроме того, извлечение золота из сульфидов имеет и дополнительную экономическую выгоду, так как при добыче сульфидов будет выделяться золото не только, связанное с сульфидами, но и свободное (в виде сростков с кварцем, чешуйчатое, мелкое и т. д.), потерянное в процессе их обогащения на промывочных установках.

Технологические инновации, направленные на комплексное извлечение полезных компонентов. Один из способов поддержания золотодобычи в старопромышленных регионах – повышение рентабельности месторождений с низкими содержаниями золота путем комплексного извлечения всех полезных компонентов, что позволит ввести в отработку в Магаданской области комплексные золото-редкометалльные месторождения, такие как Чистое, Делянкир, Мякит-Хурчанская и Бургагчанская площади.

Инновации, направленные на повышение эффективности извлечения золота. К технологическим инновациям следует отнести технологию кучного выщелачивания, применение которой способствует удешевлению процесса извлечения золота и которая используется, как правило, для переработки низкосортных бедных руд. Основные преимущества способа кучного выщелачивания: отсутствие процесса измельчения руд и необходимости строительства обогатительных фабрик; меньшая (по сравнению с традиционными способами) энергоемкость производства и численность занятых; возможность быстрого ввода производства в строй и небольшой срок окупаемости капитальных вложений.

Кучное выщелачивание – наиболее простая технология переработки руд, благодаря чему она нашла широкое применение как на зарубежных, так и на отечественных золотоизвлекающих предприятиях, однако до настоящего времени считалась не применимой в условиях холодного сурового климата. Опыт использования усовершенствованной технологии на Покровском руднике в Амурской области и в артели «Селигдар» в Якутии – регионах также с очень холодной зимой вдохновил магаданских недропользователей опробовать эту технологию в Ягоднинском районе, а в перспективе на месторождении Биркачан и Сопка Кварцевая.

К институциональным инновациям, способствующим поддержанию золотодобывающей отрасли следует отнести механизм частно-государственного партнерства, используемый для сооружения инфраструктуры в удаленных малоосвоенных районах области; легализацию вольноприносительства, дифференцированное в зависимости от качества месторождений налогообложение.

Комплексной перспективной инновацией является формирование горнопромышленного кластера (сначала как золото-серебряного, затем модифицированного в комплексный за счет добычи цветных металлов), для чего в Магаданской области имеются необходимые предпосылки: ресурсный потенциал, резерв дешевой электроэнергии, существующие и строящиеся объекты инфраструктуры, наличие ОЭЗ, система подготовки квалифицированных кадров. Именно кластер, благодаря консолидации финансовых, интеллектуальных и административных ресурсов региона будет способствовать реализации технико-технологических и институциональных инноваций и послужит ядром реструктуризации минерально-сырьевого комплекса Магаданской области.

Список использованных источников:

  1. Гальцева Н. В. Проблемы и перспективы использования минерально-сырьевой базы золота в Магаданской области // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. 2008. – № 5. С. 64–71.
  2. Зеляк В. Г. Пять металлов Дальстроя: история горнодобывающей промышленности Северо-Востока России в 30-50-х годах ХХ в. – Магадан: Кордис, 2004. – 283 с.
  3. Золото Колымы / гл. ред. Ю. В. Прусс. – Магадан : Издат. дом «Дикий Север», 2005. – 296 с.
  4. Поляков А. В. Роль государства в сфере золотодобычи на Северо-Востоке// Северо-Восток России: проблемы экономики и народонаселения: материалы регион. науч.-практ. конф. «Северо-Восток России: прошлое, настоящее, будущее». – Магадан : ОАО «Северовостокзолото», 1998. – Т. 1. – С. 47–55.
  5. Проблемы и перспективы социально-экономического развития Магаданской области / Н. В. Гальцева, О. В. Акулич, Г. Н. Ядрышников, О. А. Шарыпова, Е. М. Шершакова, О. С. Фавстрицкая; отв. ред. Н. А. Горячев, Н. В. Гальцева; СВКНИИ ДВО РАН. – Магадан : ООО «Полиарк», 2008. – 331 с.
  6. Прусс Ю. В., Палымский Б. Ф. Прогнозные ресурсы твердых полезных ископаемых Магаданской области // Северо-Восток России: проблемы экономики и народонаселения: материалы регион. науч.-практ. конф. «Северо-Восток России: прошлое, настоящее, будущее». – Магадан : ОАО «Северовостокзолото», 1998. – Т. 1. – С. 6–7.
  7. Прусс Ю. В., Палымский Б. Ф., Шаповалов В. С. Техногенные россыпи золота Северо-Востока : особенности формирования, строения и состава // Колыма. – 1999. – № 2. – С. 25–34.
  8. Современный рынок золота / под ред. В. И. Букато и М.Х. Лапидуса. – М.: Финансы и статистика. – 2004. – 320 с.
  9. Шаповалов В. С., Мамаев Ю.А., Полеванов В. П., Федоров С. Г. Периодизация освоения золотоносных россыпей Северо-Востока // Колыма. – №12. – 1990 – С .2–6.
  10. Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие. – Магадан: Кордис, 2000. – 151 с.

Авторы:

Н.В. Гальцева, зав. лабораторией экономики природопользования СВКНИИ ДВО РАН, к.э.н., доц.

Н.А. Горячев, директор СВКНИИ ДВО РАН, чл.-корр. РАН, проф.

Комментирование закрыто.