Им приходилось выживать


Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне. Боевые сражения в Афганистане оставили глубокий шрам в памяти тех, кто держал оружие в руках, кто видел бой – раз наяву и тысячу во сне, кто предпочел бы забыть об этом навсегда.

Ринат Мустафин родился в Караганде. Окончил школу, поступил в училище, приобрел специальность «электрослесарь подземный». В 17 лет отправился работать на шахту им. Кузембаева, где трудились его родители. До совершеннолетия выполнял работы на поверхности, после достижения 18 лет впервые спустился под землю. В этот же год был призван для прохождения воинской службы.

При военкомате Ринат освоил профессию водителя-механика. Уже там узнал, что в скором времени их призыв ждет Афганистан. Началась усиленная подготовка, как физическая, так и моральная.

В ноябре 1985 года Ринат Мустафин был направлен в Термез (Узбекистан) в учебную часть. А уже через три месяца – Кабул, оттуда – населенный пункт Руха в Панджшерском ущелье. Сначала Ринат попал в артиллерийские войска, где был заряжающим с грунта. Спустя год часть отправили в «зеленку» (заросли, где часто устраивают засады), там молодые бойцы днем и ночью охраняли различные объекты и преграждали путь караванам душманов.

- Это не мирное время, конечно. Поначалу было очень тяжело. Здесь мы привыкли, что тишина, что мама рядом. Там была постоянная боевая готовность, ежедневное напряжение. Со временем это проходит. Человек ко всему привыкает, в том числе и к взрывам, и к обстрелам. Там были старшие товарищи, которые подсказывали, помогали, объясняли как себя вести.

- Представьте, приходит юноша в армию, ему 18 лет. Ему выдают 4 магазина патронов, автомат, вещмешок и бронежилет весом в 16 килограммов. Все это тащишь на себе. Климат в Афганистане очень тяжелый. Летом сильно жарко, зимой очень холодно. И влажность большая. Поэтому если есть какие-то порезы или раны, то они сразу гнить начинают.

- Местные жители по-разному к нам относились. Некоторые, пока светло, нормально с тобой разговаривают. А как только темнеет, берут в руки автоматы и стреляют в тебя. В наш полк как-то привели одного пленного американца, хотели произвести обмен на двух наших солдат. Так там не 18-летний парень был, как у нас, ему, наверное, 30-35 лет было.

- Вокруг всегда все заминировано было, дороги особенно. Едешь, например, а на обочине игрушки какие-нибудь лежат, магнитофон двухкассетный переливается на солнце – все заминировано. Там много было местных детей без руки, без ноги – взрывались по незнанию. Да и у наших некоторых ребят   рука к таким «подаркам» тянулась. Много пакостей «духи» делали.

- Конечно, нам приходилось участвовать в сражениях. Помню, в Баграме охраняли трассу на аэродром. Там был трубопровод, по которому подавался авиационный керосин. Мы стояли по точкам. Ночь, света нет, темнота. Услышали с моим сослуживцем из Ленинграда Пашкой шорох – кто-то идет. Мы открыли огонь трассерами. Отстреляли один магазин, второй. Потом оказалось, что это ишак был. Но приходилось убивать и людей. Вблизи – нет, а вот на расстоянии в «духов» стреляли. А там кто знает: попал, не попал. Подходить было опасно, поэтому тел убитых вблизи мы не видели.

- Когда убиваешь в первый раз, испытываешь потрясение. Но потом к этому привыкаешь. Когда ты видишь много крови, появляется правило выживания: либо ты, либо тебя, третьего не дано. Много на этой войне друзей хороших потерял. Генка учился вместе с нами на водителя, через 2 или 3 месяца подорвался на мине. Сейчас в Караганде в честь него улицу назвали – улица Кузнецова. Пашка из Ленинграда тоже погиб. Многие от ран умерли уже дома.

В ноябре 1987 года Ринат Мустафин вернулся домой в родную Караганду. Немного отдохнул и возвратился к прежнему труду на шахте. В 1990 году женился на девушке из Темиртау и вскоре переехал из шахтерской столицы в город металлургов, устроился на металлургический комбинат. Начинал горновым на доменной печи №4 АО «АрселорМиттал Темиртау», работал помощником старшего горнового, бригадиром. В 2010 году перевелся в энергослужбу, где и по сей день работает слесарем-ремонтником в цехе по ремонту и обслуживанию оборудования аглопроизводства и доменного цеха.

Комментирование закрыто.