Глава Роснедр призвал недропользователей решать проблемы отрасли объединенными усилиями

«Это уже традиция, уже многолетняя традиция, и мы постараемся ее сохранить, независимо от того, кто будет управлять «Роснедрами», потому что такого рода встречи представляются для нас чрезвычайно важными. Глас народа надо слушать, и надо понимать, кто стоит на противоположной баррикаде, и от кого прилетел булыжник или, наоборот, ласковое слово», – начал встречу с недропользователями в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2016 глава Роснедр Евгений Киселев.

Он представил своих коллег (глава ГКЗ Игорь Шпуров, заместитель по ТПИ Сергей Аксенов, глава Росгеолэкспертизы Сергей Гудков)  и предложил сразу задавать вопросы.

Больше всего вопросов накопилось у главы Союза золотопромышленников России Сергея Кашубы. Но начал он с комплимента: «Я хотел бы начать с ласкового слова, потому что булыжника Роснедра, пока вы его возглавляете, не заслуживает».

Первый вопрос Сергея Кашубы касался 61 приказа, который регламентирует заявительный принцип. В 2014-2015 годах было подано 1032 заявки. Но рост числа заявок не привел к росту инвесторов, потому что «привлекательность российских недр вовсе не очевидна». Именно поэтому участники рынка предложили выставлять объекты по категории Р1 и Р2, чтобы инвестор знал, что на объекте уже есть подсечение.

ah8a7323

Вторая просьба – увеличить количество участков, предоставляемых для геологического изучения, до шести, а размер этих участков увеличить до 1000 кв. км.

Евгений Киселев напомнил, что он сам давно сторонник открыть и Р1 и Р2, потому что сложилась удивительная ситуация: компании зашли на ту “поляну”, где должно оперировать государство.  «Наша задача – смещаться в сторону региональных работ, готовя как можно лучше предложения по перспективным площадям», – признал глава Роснедр. Задача бизнеса – заниматься ресурсами Р3, Р2 и Р1. 61 приказ будет модифицирован, будет учтен отрицательный опыт, который свидетельствовал о неэффективности государства. Будет устранена проблема, связанная с обкладыванием горных отводов крупных компаний тезаураторами, которые тем самым не позволяли уже действующим недропользователям расширяться за счет флангов. Предусмотрены граничные зоны (бордюры), где преимущество отдается компаниям с горными отводами и уже утвержденными запасами. Подобная мера уже действует в отношении нефтяных компаний. Кроме того, компании, получившие лицензии по 61 приказу начали получать требования представить проектно-сметную документацию, так как главное требование государство к этим недропользователям – они должны работать.

Евгений Киселев припомнил, что размер предоставляемых участков будет увеличен со 100 до 300 кв. км (для алмазов). По его мнению, это нормальная площадь рудного узла.

Евгений Киселев признал, что количество денег, которое фигурирует в поданных заявках, снижается, хотя количество самих заявок растет. «Инвестиционный спрос есть. Нет механизма привлечения рисковых денег», – посетовал он. Самый успешный бизнес в России – это крупные компании, тогда как работа мелких почти незаметна. Особенно сложной для небольших компаний ситуация стала после того, как они потеряли выход на госзаказ, который был передан «Росгеологии». Они заявились с хорошими идеями и проектами, но им не хватает денег. Этот вопрос Евгений Киселев считает архиважным, потому что России надо наращивать объемы ГРР и долю в мировом объеме ГРР. Она в последнее время выросла, но только потому, что мировые объемы упали в 2,8 раза, а в России – в 1,28 (в пересчете на рубли). И в том, чтобы небольшие компании выжили, есть ответственность и крупных компаний: «Вы ждете лодку на берегу. Но надо сделать так, чтобы лодка доплыла, и чтобы в ней была рыба» – обобщил вице-министр.

Сергей Кашуба продолжил. Союз золотопромышленников представил коллективные предложения недропользователей, призвав Роснедра решить два самых застарелых вопроса – поднять планку «стратегических» участков недр до 250 тонн золота и возможность увеличить долю участия иностранных компаний с 25% до 49%.

«Вы неудержимы. Мы только одну проблему решили, причем с большим трудом решили!» – усмехнулся Евгений Киселев. Перечень стратегических месторождений существенно сократился – вместо 800 объектов осталось около 350. Сами Роснедра поддерживают планку на уровне 150 тонн, потому что объектов больше 250 немного. Но пока недропользователи не будут добывать золото преимущественно с месторождений свыше 250 тонн, проблема с мертвой точки не сдвинется. Нужно показать, что добыча ведется только с этих объектов, и добыча с них критически важна для обеспечения страны золотом.

Что касается величины участия в компании иностранного инвестора, необходимо гармонизировать законодательство на уровне закона об иностранных инвестициях, где прописано, что их доля не может превышать 10%.

По мнению главы Роснедр, главная проблема – неформализованность процедур и непонятность критериев при принятии решений, которые могут затягиваться иногда на годы. Получать постоянно новые справки, которых раньше не требовали, даже Роснедрам уже надоело. С другой стороны, и отказов не было. Но проблема есть, признал господина Киселев, и она должна быть таким или иным образом решена.

У некоторых заявок на переоформление лицензий непонятна логика: чем мотивирован переброс с компании, зарегистрированной на Кипре, на другую киприотскую компанию. Поэтому Роснедра не могут поддержать такие заявки в правительстве. «Если какие-то предложения есть – сделайте», – призвал участников встречи глава Роснедр.

Сергей Кашуба объяснил, что создать упрощенный порядок по переоформлению можно для тех случаев, если и покупатель, и продавец входят в одну и ту же группу компаний с иностранным участием.

Евгений Киселев ответил, что он готов рассматривать такие варианты, но, со своей стороны, призвал недропользователей самостоятельно и без промедлений предоставлять сведения о конечных бенефициарах. Пока же практика такова, что сами компании задерживают эти данные на несколько месяцев, причем предоставляют их не в полном объеме.

ah8a7338

Директор по правовым, корпоративным и регулятивным вопросам Nordgold Евгений Тулубенский предложил отменить практику утверждения правительством переоформления лицензий, если оно происходит внутри одной структуры (имелось в виду переоформление месторождения Гросс на новую компанию).

Евгений Киселев возразил, что такие изменения потребуют поправок в закон «О недрах». Но для этого надо необходимо понять, единичный этот случай или нет. «Вот мы упремся. Начнем менять ФЗ, а у нас масса первоочередных проблем», – объяснил свою позицию глава Роснедр, но в итоге попросил подчиненных «взять на заметку».

Следующий вопрос задал представитель «Уралкалия», у которого возникли проблемы со сточными водами. Компания сбрасывает их в поверхностные водные объекты, но хочет закачивать их в коллекторах в пластах горных пород. Но лицензию придется оформлять как размещение отходов и выносить объект за пределы месторождения на расстояние 10-15 км из-за существующих ограничений. А нефтяные компании могут закачивать попутные воды на основании технического проекта без получения дополнительной лицензии. Вопрос состоял в том, можно ли эту норму распространить и на ТПИ или предусмотреть изменения в закон «О недрах», предусматривающий новый вид недропользования – закачку сточных вод в подземные коллекторы.

Представители регулятора сошлись на том, что важнейшее требование в этом случае – изолированность горизонта. Тогда сброс в него сточных вод не представляет проблемы. Евгений Киселев предложил подготовить и отправить на его имя документы.

Следующий вопрос касался участков недр местного значения.  В законопроекте по участкам местного значения оказались учтены только контракты по строительству дорог, а гидротехнические сооружения (ГТС) были исключены. Евгений Киселев пояснил, что это было сделано, чтобы как можно скорее принять поправки, которые и так были перенесены с весенней сессии на осеннюю. Вопрос по  ГТС, а также по железным дорогам он предложил рассмотреть потом, поддержав законопроект в нынешнем виде. «Я же прекрасно понимаю. По ОПИ достаточно простая проблема. Мне кажется,  что хорошее, революционное решение, что ОПИ уходят исключительно по аукционам. Я был бы рад, если бы такая норма содержалась по участкам недр, которые курируют Роснедра непосредственно», – объяснил он.

Отдельно участники круглого стола проговорили вопрос об упрощенной схеме получения права пользования недрами на отработку техногенных россыпей (без аукционов и конкурсов). Евгений Киселев предложил сначала выяснить, что подразумевается под техногенной россыпью: «Я не понимаю, когда мы говорим о техногенных россыпях, что имеется в виду. Первый раз они были отработаны при штабс-капитане Ляпине в 1856 году, второй раз были отработаны в начале 20-го века, а третий раз – в 1954 году, до тех пор, пока Иосиф Виссарионович не узнал, что у нас в стране есть старатели. Трижды они были отработаны, и четвертый раз мы опять собрали те же самые 350-400 килограмм золота на этих же россыпях. Поэтому когда вы говорите о техногенных россыпях, давайте договоримся, о чем мы говорим».

ah8a7318

Владимир Деньгин из «Норильского никеля» попросил указать, какие будут методические указания и подходы по кондициям для действующих предприятий при переходе на новую классификацию по ТПИ и, соответственно, при переутверждении запасов и кондиций, которые были утверждены в 1960-70-е годы.

Сотрудники Роснедр признали, что новая классификация действительно готовится, и готовность ее высока. Действовать она будет только с документами, позволяющими считать запасы. Но между существующими и новыми документами будет преемственность. К разработке и актуализации этих документов Роснедра пообещали привлечь действующие крупные предприятия. Многие крупные недропользователи предварительное согласие на участие уже давали. В процессе подготовке можно будет посмотреть особые элементы новизны для действующих предприятий. Но сейчас дальше развивать эти элементы, по мнению Роснедр, не стоит.

Кроме того, общее количество нормативных документов так велико, что есть смысл для начала выделить первый пул, чтобы начать пересчет по отдельным видам, отдельным группам полезных ископаемых. Гендиректор ГКЗ Игорь Шпуров уточнил, что их количество тоже велико – почти 70 документов, причем только по подсчету запасов, не считая проектирования и отработки. Поэтому он согласился, что без участия компаний не обойтись: нужна позиция широкой общественности по различным видам полезных ископаемых, в том числе по ТПИ. Около 15 нормативных документов по УВС подготовили, это заняло 2 года, поэтому в следующем году надо плотно браться за эту работу всем вместе, – уверен господин Киселев.

Вдогонку к вопросу по классификации участники попросили уточнить полномочия ГКЗ и ЦКР по согласованию проектной документации, экспертизы извлекаемых запасов, потому что в паспорте классификации указано, что одной целей ее было введения принципа одного окна.

Евгений Киселев посоветовал посмотреть на существующую практику по углеводородному сырью и признал, что потребуется определенная настройка по процедурным вопросам, шероховатости неизбежны. Процедурно же предполагается, что компания вносит технический проект с подсчетом запасов на основе  постоянных кондиций. Комплект документов рассматривается в ГКЗ, а затем передается в ЦКР, которая согласовывает запасы по проекту, а недропользователь получает на руки полную справку – согласованный технический проект разработки. Такая схема принципиально заложена в классификации.

Также глава Роснедр порекомендовал своим коллегам нормативные документы делать «фреймовыми», задавая лишь общие графы подсчета запасов, не вдаваясь в детали. Любая детализация законопроектов их портит, мешая как недропользователям, так и органам власти. «В непринципиальных вопросах они должны отдаваться на откуп свободе творчества инженерного разума», – отметил он.

ah8a7383

Директор по геологии ГК «Западная» господин Верхозин поинтересовался изменениями в постановлении 429, которые должны позволить изменять границы многократно по техническим или геологическим причинам.

Евгений Киселев иронично отметил, что он с коллегами так хорошо постарался, что Минюст сказал, что в таком виде постановление не пропустят. В документе было учтено все: многократность, привязки на верха и многие другие аспекты. В результате получился документ, сопоставимый с законом «О недрах». Поэтому следует сосредоточиться на ключевых вопросах, которые вызывали наибольшее количество вопросов: многократность, прирезки по верхам и по низам. Этот документ критически важен, поэтому Роснедра готовы пойти на его облегчение,  и убрать все мелочи.

Представитель «Полиметалла» господин  Валеев отметил, что юниорного рынка, который нужен крупным компаниям, в России нет. Но «Росгеология» усиливает монопольные позиции в геологоразведке и не только выполняет контракты Роснедр, но и намерена сама брать лицензии без аукциона, вести разведку и, возможно, выставлять их потом на продажу. Тем самым «Росгеология» станет прямым конкурентом «юниорного движения, которое, конечно, же, не будет иметь такого государственного ресурса для получения лицензии».

Евгений Киселев заверил, что, если 61 приказ будет реализован в запланированном виде, у «Росгеологии» не будет иных преимуществ при получении лицензий, кроме отсутствия ограничения по количеству и эксклюзивного доступа к участкам с прогнозными ресурсами первой и второй категории. Во всем остальном юниорные компании и «Росгеология» равны. «Я категорически не приемлю эксклюзивность для каких-либо компаний, особенно для государственных», – заверил господин Киселев. Опыт создания таких компаний уже был в Канаде и во Франции. Он был признан неудачным: компании начинали работать на себя, а не на государство. «Юниорка должна развиваться с позиций как можно большего доступа к ресурсам», – отметил глава Роснедр, признав, что есть и другие точки зрения. Он призвал бизнес озвучить свою позицию, высказать аргументы  и поддержать ведомство. «Вопросы по нефти были решены позициями крупных нефтяных компаний. А где позиция крупных рудных компаний? Если мы хотим что-то решить… наш мотив должен быть четким, аргументированным… И выгода должна быть обоюдной», – напомнил глава ведомства.

На этом вопросы у аудитории Евгения Киселева закончились. Он удивился, что никто не задал вопросы по поводу аукционов от 0 до 15 млн рублей, около половины которых срываются. Он предложил решить эту проблему совместными усилиями, потому что даже подключение силовых структур к аукционам не дает результатов.  50% аукционов срываются, платежи не платятся, сформировался профессиональный рынок рейдеров.  Один из вариантов решений, который предложили Роснедра – повышение залоговой цены. «Я ни разу ни от одной компании не слышал ни одного предложения, – посетовал Евгений Киселев, – Вы сколько будете молчать?».

Не получив от аудитории ответ на свой вопрос, глава Росндедр предложил завершить заседание, пригласив участников на VIII Всероссийский съезд геологов.

Комментирование закрыто.